:
Подорвём страну, вот клянусь вам – Зураб Аласания

Подорвём страну, вот клянусь вам – Зураб Аласания

29 квітня 2016

Гендиректор Национальной телекомпании Украины Зураб Аласания – о том, с чем связаны наезды на него, когда появится Общественное телевидение, за которое украинцы захотят платить, и как долго придётся отучать зрителя от дерьма, которым его кормят с телеэкрана – интервью изданию ФОКУС.

Полтора года назад Зураб Аласания рассказывал Фокусу о том, что пошёл на эту работу, почувствовав некий вызов. Работая в Харьковской областной телекомпании, он понял, что есть потолок, который можно пробить только сверху. Тогда поставил цель – создать Общественное телевидение, суть которого объясняет просто: оно никому не принадлежит – ни олигархам, ни власти.

Сейчас, когда Общественное уже поставили на рельсы, с которых его будет трудно развернуть к прежней системе прославления губернаторов, президента, партии и правительства, у Аласании есть что добавить к сказанному в октябре 2014-го. "Я что-то должен отдавать стране, а для фронта я слишком старый. Тогда об этом было стыдновато говорить, потому что там люди гибнут, там стреляют, а я знаю, что это такое. Теперь, после полутора лет, мне уже не стыдно. Тут стреляют гораздо больнее – в голову, в печень, в сердце, в твоих родных – стреляют комками грязи. Я считаю, что достойно делаю свою работу, мне не стыдно за то, что не защищал страну там, я делаю это здесь, – Зураб, будто опомнившись, хлопает себя ладонью по губам. – Фу. Извините, ненавижу пафос".

Очередной "выстрел" прозвучал, когда Национальный союз журналистов Украины попросил премьера уволить Аласанию, говоря о провальных результатах его работы и желании провести массовые сокращения сотрудников. Гендиректор, комментируя эти обвинения, злится, но видно, что эта злость приправлена весельем. Он считает, что наезд НСЖУ спровоцирован людьми, которые по личным мотивам сопротивляются созданию Общественного, и уверен, что премьер не станет вмешиваться: "Оно ему сто лет не надо". А если всё же случится чудо и оппоненты добудут приказ об увольнении, Аласания вздохнёт с облегчением: "Самому сбежать было бы стыдно, как-то не по-мужски: знал, что будет хреново, грязно, долго. Но так хочется".

Восемь тысяч триста

Вы анонсировали, что Общественное заработает осенью. Как это будет выглядеть?

Осенью лишь появится юридическое лицо "Нацiональна суспiльна телекомпанiя України". НТКУ – уже не только один канал, который вы знаете, как УТ-1, а потом "Первый национальный", а 28 каналов, включая областные, плюс спутниковый – "Культура", плюс Национальное радио – это всё вещает и работает.

Вместе со всеми этими телерадиокомпаниями вам в наследство достаётся несколько тысяч сотрудников.

Восемь тысяч триста сотрудников. Большая часть из них – просто "подсолнухи", которых не существует в природе. Вы знаете государственную систему оплаты: 1400 гривен. Чтобы платить человеку хотя бы 3 тысячи, нужно держать одну пустую ставку. Это то, что нужно сокращать, чему страшно сопротивляются: в последние дни именно это и происходит – накат НСЖУ и т. д. Говорят о страшных сокращениях, которых за два года не было ни разу. Я не смог. Государственная система вообще дышать не даёт, ты не можешь уволить человека. Три месяца будешь с ним мудохаться, а он через суд легко восстановится. Месяц назад у меня в очередной раз восстановился заместитель, уволенный мною в 2014 году. Я не буду с ним работать, он не умеет работать. И так со всеми.

Что будете делать?

Тупо, мучительно, терпеливо, раз за разом – три-пять процентов. Это не подпадает под определение массовых сокращений.

На сколько это растянется?

На три-четыре года. По идее, в конце концов компания должна вполовину сдуться, и то будет многовато. Хотя, по большому счёту, дело не в цифрах, например, на ВВС работает более 20 тысяч человек. Дело в производстве продукта. Сейчас в среднем областная компания производит порядка 45 секунд продукта в сутки, нужно – где-то 2,5 минуты для хорошего контента. Это тоже нигде и никак не заполнит сутки, но центральная компания покупает достаточно, остальное мы им дадим.

Мы собираемся создать тренинговый центр, дадим людям возможность переучиться. Потом всех протестируем и только тогда будем сокращать тех, кто не тянет. Идём таким длинным путём.

"Деньги, чёрт побери!"

НСЖУ написал обращение к премьеру с требованием вас уволить. Это возможно?

Таких писем был уже десяток за полтора года, просто на них никто не обращал внимание. Это – очередное. И что? Собственно, это решение не НСЖУ, а нескольких человек: членов правления Татьяны Котюжинской и Виктора Набруско с Томенко (недавно лишённый решением съезда БПП полномочий депутат Верховной Рады Николай Томенко. – Фокус) за спиной.

Все ветви власти за прошедшие полтора года поняли одно: с этими иметь дело бессмысленно, рейтинг у них маленький, чего мы будем туда лезть, пусть делают, что хотят, фиг с ними, оставьте их. Европа хочет Суспiльне? Ну, пожалуйста, мы от них отстали.

Они нам не помогают, но и не мешают. Конечно, из-за этого нищета. Был бы я вась-вась, выполнял бы просьбы Яценюка, Порошенко, Гройсмана, у нас были бы деньги на всё, поверьте: на ток-шоу, на программы. Но я категорически не хочу такого обмена и не пойду на него. А тут просыпается НСЖУ, мать его, который с 1959 года занимается фигнёй и довёл государственное телевидение и радио до того, до чего его довёл. И они говорят мне про рейтинги? Эти люди запрещают мне ковыряться в носу?

Продолжение интервью читайте на ФОКУСЕ.

Автор – Алексей Батурин

Фото – Александр Чекменёв

Читайте також: